• Инфляция

  • Ставка рефинансирования

  • Базовая величина

  • Арендная величина


Главная / Научная сфера
01.02.2021

Кладовая углеводородов

Подземные недра хранят еще немало тайн. Потому как природные богатства надежно сокрыты под слоями земной коры. И заглянуть туда, несмотря на технологический прогресс, и в ХХI веке непросто. А разобраться в процессах, которые там происходят, и того сложнее. К примеру, до сих пор остается загадкой происхождение нефти. В этом вопросе даже сами геологи не могут прийти к консенсусу. Долгое время среди исследователей была популярна органическая теория. Ее сторонники утверждают, что вся нефть и газ образовались из остатков органического вещества, которые в течение миллионов лет накапливались на дне древних морей. Органика, погружаясь на глубину земных недр, в результате геотермических и химических преобразований превращалась в рассеянную микронефть. Затем в процессе миграции, концентрируясь в подземных ловушках, формировала залежи углеводородов. Однако в последние годы стало появляться все больше фактов, которые эта теория не могла объяснить. Так, в 2009 году было открыто крупное месторождение Tiber Oilfild в Мексиканском заливе на глубине более 10 тыс. метров при толще воды более 1200 метров. На такой глубине и в условиях высоких температур в недрах Земли отсутствуют условия для генерации и сохранения залежей нефти. Специалисты компании ВР в 2014 году подсчитали, что в регионе Ближнего и Среднего Востока сосредоточено около 50 % мировых запасов нефти и более 40 % природного газа. В то же время, в соответствии с общепризнанными геохимическими данными, осадочные породы региона могут генерировать не более 6 % подтвержденных запасов. В такой твердой породе, как гранит, тоже не могло быть никакого органического вещества, а мы имеем сегодня сотни месторождений в гранитах, особенно крупные обнаружены во Вьетнаме – «Белый Тигр» и другие объекты, которые по 100 метров нефтенасыщены. Рассмотренные факты не могут быть объяснены с позиций классической теории органического происхождения нефти.

Согласно второй – минеральной концепции происхождения нефти, генерация углеводородов происходит в глубинах Земли. Д.И.Менделеев в 1877 году сформулировал известную гипотезу ее минерального происхождения, согласно которой основой процесса образования углеводородов является взаимодействие карбидов металлов глубинных пород с водой, проникающей по трещинам с поверхности на большую глубину. Предполагается, что по глубинным разломам нефть мигрирует в верхние слои и накапливается в ловушках в виде залежей.

Выдвигались и вообще неординарные гипотезы. В 1892 году посчитали, что нефть обязана своему космическому происхождению. В основу этой гипотезы были положены факты наличия углерода и водорода в хвостах комет и углеводородов в метеоритах.

Нефть добывают из скважин, которые в Беларуси бурят на глубину от двух до шести километров. При этом под землей нет пещер, в которых плещутся озера нефти. Там залегает пористая горная порода – песчаник или известняк, и в ее порах находится нефть. Поры, кстати, есть довольно мелкие, невооруженным глазом они не заметны, однако для продуктивности пластов самое главное – это наличие проницаемых пород, которые могут быть обусловлены кавернозными емкостями.

Особенностью белорусских месторождений нефти является то, что в разрезе Припятского прогиба присутствует соленосная толща, обеспечивающая надежную изолированность залежей. При этом в разрезе присутствуют высокоминерализованные рассолы с минерализацией до 300–350 граммов солей на литр. Поступление таких рассолов с нефтью затрудняет их разработку. Выявленные в Беларуси нефтяные месторождения преимущественно залегают на территории Припятского прогиба – Гомельская и Могилевская области. Промышленная добыча углеводородов в Беларуси началась с 1965 года. С начала разработки на поверхность поднято более 136 млн тонн нефти и около 15,4 млрд куб. метров попутного нефтяного газа. Основной объем углеводородов получен из наиболее крупных месторождений: Речицкого, Осташковичского, Вишанского, Южно-­Осташковичского.

Как рассказал журналу «Экономика Беларуси» заведующий лабораторией геотектоники и геофизики Института природопользования НАН Беларуси, кандидат геолого-минералогических наук Ярослав Грибик, на территории Беларуси сегодня разведано 87 месторождений разного уровня. Из них около 65 находятся в разработке, некоторые – на стадии доразведки, пробной эксплуатации и так далее. Одним из самых крупных считается Речицкое. Открытое еще в 1964 году, оно содержит нефтеносную породу на глубине от 1800 до 3000 метров. В процессе последующей доразведки удалось выяснить, что месторождение имеет потенциально более 100 млн тонн геологических запасов нефти. Однако извлекается из геологических запасов, как правило, примерно 30–40 %. Остальные 60–70 % останутся в залежи в закрытых емкостях, из которых защемленная нефть не выходит. Хотя в последнее время специалисты научились путем закачки воды в нижние горизонты, подпирающие нефтеносные породы, добывать в от-дельных случаях до 60 % геологических запасов нефти.

– Осадочная порода, представленная на территории Беларуси доломитом, крайне неохотно отдает нефть, – подчеркнул заведующий лабораторией геотектоники и геофизики Института природопользования НАН Беларуси. – Чтобы повысить продуктивность нефтяной скважины применяются и другие инновационные решения. К примеру, обычную вертикальную скважину дополняют горизонтальным стволом, который бурится по нефтеносному пласту на протяжении нескольких сотен метров или километров, и проводят его многостадийный гидроразрыв. Таким образом, на протяжении всего горизонтального ствола с помощью очень высокого давления создается система искусственных трещин-капилляров, уходящих в пласт на десятки и сотни метров. Они дренируют пласт гораздо лучше, чем простая скважина, и способствуют более полному выходу нефти на поверхность.

Вместе с тем точно определить ресурсные запасы этого полезного ископаемого удается далеко не всегда. Ученый привел такой пример. Посчитанные запасы на месторождении Ромашкинское, открытом в Татарии в 1942 году, составляли около 9 млн тонн. На сегодняшний день извлекли в 3 раза больше, а запасы еще не истощились. Известны и другие факты, когда месторождения, даже завершенные разработкой и с исчерпанными коэффициентами извлечения нефти, могут с течением времени восстанавливать свои запасы и вновь становиться объектами разработки. Прослеживаются подобные «аномалии» и в Беларуси. Так, компьютерное моделирование и результаты бурения специальных скважин указывают на наличие дополнительного, ранее неучтенного резерва добычи нефти на зрелом, давно разрабатываемом Речицком месторождении, которое эксплуатируется уже более 50 лет.

В последнее время активизирована программа геологоразведки со стороны РУП «ПО «Белоруснефть». Речь о Припятском прогибе. Весной в его центральной зоне открыли два новых месторождения. При испытаниях получили приток черного золота 150 тонн в сутки. И сырье высокого качества. В числе последних открытий – три залежи нефти на Гарцевском месторождении.

Под занавес 2020 года геологи впервые приступили к геологоразведке в южной части Припятского прогиба, на юге Гомельщины. Нефть здесь не только никогда не добывали, но даже и не пробовали – по сути, дебют. Потому и исследование геологического строения проводится очень тщательное. В процессе сейсморазведки будет исследовано до 600 кв. км южной части Припятского прогиба. По предварительным оценкам, залежи нефти здесь могут быть установлены на глубине 2–5 км.

На этой части Припятского прогиба геологи выделили пока три многообещающих в плане нефтегазоносности участка – Валавский, Ельский и Радомлянский. На них и проведут основную часть сейсморазведочных работ.

Предполагаемые ресурсы углеводородов на южном участке значительные и могут превышать 50 млн тонн. Что довольно много для данного региона и отрасли в целом. Если информация подтвердится, а это станет известно не ранее чем через 2–3 года исследований, то добывать нефть здесь будут не один десяток лет.