• Инфляция
    5,7 %


  • Ставка рефинансирования
    9,5 %

  • Базовая величина
    40 руб.

  • Арендная величина
    17,76 руб.

 26
Главная / Научная сфера
21.06.2024

Быт партизан в тылу врага

При всей изученности темы партизанской борьбы и движения сопротивления в оккупированной Беларуси, есть один важный вопрос, который ни в национальной, ни в российской историографии не получил серьезного и глубокого освещения: кто и как обеспечивал быт народных мстителей в тылу врага? 

Елена Красноженова, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, и Святослав Кулинок, кандидат исторических наук, заведующий отделом публикаций Национального архива Беларуси, с целью восполнить пробел изучили обширную базу документов.

Это в первую очередь фонды Белорусского штаба партизанского движения, ЦК КП(б)Б, Объединенный архивный фонд партизанских формирований Витебской области в годы Великой Отечественной войны, а также истории партизанских отрядов и бригад, районных и областных комитетов КП(б)Б, документы о боевой деятельности партизан, в том числе трофейные. Основное внимание в исследовании сосредоточено на Витебской области (в современных ее границах), где сопротивление врагу было наиболее организованным и развитым.

Тактика выживания за счет трофеев и отнятого у противника продовольствия, на которую первоначально была сделана ставка, не сработала. В некоторых случаях партизаны организовывали маслозаводы, скотобойни, пекарни и даже раздавали продукты и скот гражданскому населению. С созданием Белорусского штаба партизанского движения и появлением в лесах аэродромов становится регулярным снабжение с Большой земли, в первую очередь солью и табаком. Однако основным источником существования лесных бригад стали продукты, полученные от местных жителей.

 

Трофеи в помощь

Витебщину не случайно называют колыбелью партизанского движения БССР в годы Великой Отечественной войны. Уже в конце декабря 1942 года здесь сформированы 132 отряда (из 440 – по Беларуси) численностью 16 932 человека (из 48 851 – всего). И их количество продолжало расти – через полгода отпор врагу дают 143 формирования на 20 392 штыка.

Но и противодействие было особо ожесточенным – более 40 крупных карательных операций против партизан и гражданского населения, не считая локальных мелких и средних акций. Это абсолютный рекорд на фоне других регионов. Результатом стало уничтожение (частичное или полное) порядка 5179 деревень. Например, по итогам только одной из акций – «Зимнее волшебство» – в феврале – марте 1943 года немецкие захватчики создали мертвую зону в районе латвийской границы. С лица земли стерты 376 населенных пунктов – практически полностью уничтожен Освейский, значительно пострадал Дриссенский район, превращены в пустыню Ляховский и Дединский сельсоветы Россонского. Как в таких условиях шло снабжение десятков тысяч людей в лесах?

Исследователи выделяют 4 ос-новных источника. Это нападение на обозы, склады, предприятия и гарнизоны противника. Воздушная и наземная подпитка с Большой земли, в организации которой определяющую роль играют Северо-Западная группа при ЦК КП(б)Б, Центральный штаб партизанского движения и его представительства на фронтах, а впоследствии Белорусский штаб. Собственное производство – забота об урожаях в партизанских зонах, организация небольших маслобоен, ферм, рыбных артелей и других сельхозпредприятий. Кроме того, лес обеспечивал народных мстителей мясом диких животных, ягодами, грибами и съедобными растениями. И добровольно-принудительное фуражирование, реквизиции, хозяйственные заготовки, поставки от местного населения.

Если говорить о трофеях, то нападение на воинские части, обозы, гарнизоны и хозяйственные базы противника как способ обеспечения продовольствием и трофейным вооружением применялся партизанами весь оккупационный период. А в первые месяцы войны был основным.

– Малочисленные и плохо организованные партизанские группы и отряды, конечно же, не могли противостоять вооруженным до зубов воинским подраз-делениям, гарнизонам и частям полиции. По мнению военного историка В. Андрианова, доля трофейного оружия и боеприпасов, использованных партизанами, составляла лишь 5–20%. Хотя подрыв материально-технической базы врага сыграл свою важную роль, – отмечает Святослав Кулинок. – Например, в начале марта 1942-го партизанский отряд под командованием Д.Ф.Райцева (впоследствии бригада имени ВЛКСМ, действовавшая на территории Суражского, Витебского и Полоцкого районов) разгромил гарнизон и немецкий склад в деревне Курино. 600 тонн картофеля, 640 – сена и 100 – соломы частично розданы населению и отправлены Красной армии. А в июле того же года бригада Прудникова уничтожила 14 предприятий оккупантов, в том числе 2 маслозавода, 5 скипидарных и мельницу. С мая по август партизаны 3-й Белорусской бригады захватили 4 маслозавода, разбили молочный двор и артель деревни Заброво, а бойцы отряда №3 увели 100 лошадей 22 августа с организованного немцами пункта молотьбы урожая.

Случались нападения даже на райцентры. В сентябре 1942-го партизанская бригада имени Сталина захватила Россоны. В числе трофеев 5 тонн соли, 3 трактора, 213 двухлемешных плугов. В конце декабря того же года бригада «Железняк» в Бегомле уничтожила 10 волостных управ, помещение ортскомендатуры и жандармерии, паспортный стол, склады с зерном, сеном, солью, маслозавод, лесхоз, почту.

Подобная тактика продолжалась вплоть до освобождения. В октябре – ноябре 1943-го бригада Прохоренко сжигает 5 складов с продовольствием, а имени Заслонова – разгромила маслозавод. В феврале 1944-го бригада имени Пономаренко в Лепельском районе ликвидировала два склада с продовольствием и склад с фуражом, еще один – бригада «За Советскую Белоруссию». За счет нападения и захвата немецких продовольственных обозов, складов и предприятий народные мстители оперативно пополняли запасы еды и тягловой силы, но полностью обеспечить потребности, конечно же, не могли.

 

Провиант с Большой земли

Связь белорусских партизан с Москвой значительно шире обычного понимания доставки грузов. Продовольствием с запасом обеспечивались отряды и группы, направляемые за линию фронта и выходившие для отдыха.

Во время зимнего наступления 1941–1942 годов 3-я и 4-я ударные армии на 40-километровом участке фронта прорвали оборону противника. От Усвят до Велижа образовался 40-километровый разрыв по фронту между немецкими группами армий «Север» и «Центр». Эту территорию и заняли партизаны, создав знаменитые «Витебские (Суражские) ворота». Регулярные воинские части и хозяева надежно защищали жизненно важный коридор. Объединенными силами они блокировали близлежащие гарнизоны, постоянно контролировали старый тракт Сураж – Велиж. По этой дороге с 10 февраля по 28 сентября 1942 года шли обозы с вооружением, медикаментами и продовольствием. В советский тыл было эвакуировано около 200 тысяч человек.

20 марта 1942 года в полосе действий 3-й и 4-й армий Калининского фронта создана Северо-Западная группа при ЦК КП(б)Б во главе с Г.Б.Эйдиновым, которая содействовала переправке в соседнюю Витебщину организаторских и диверсионных групп, доставке большого количества вооружения, взрывчатки и продовольствия. Впоследствии значительная часть работников группы вошла в состав Белорусского штаба партизанского движения, организованного постановлением Госкомитета обороны от 9 сентября 1942 года. Его отдел материально-технического обеспечения из 6 человек возглавил сначала майор А.Фадеев, затем заместитель председателя СНК БССР А.Шавров. Для обеспечения питанием, обмундированием и отдыхом партизанских отрядов, групп, связных и одиночек-партизан, выходящих из тыла противника, уже в октябре формируются пункты сбора Минского и Витебского обкомов КП(б)Б – на 100–300 человек.

В 1941-м в немецкий тыл направлено 103 896 сухих пайков, годом позже – 98 400, плюс 65 600 для партизан, вышедших из оккупированных территорий, в 1943-м – 69 360 и 84 280 суткодач, как их еще называли, соответственно, 16 188 и 425 456 – в 1944-м.

– В сентябре 1942 года в распоряжение начальника штаба партизанского движения выделена группа из 4 самолетов под командованием старшего лейтенанта И.К.Клименко, в октябре – еще 4, в ноябре – 9 Р-5 и 18 У-2, в начале декабря – 12 Р-5 и 18 У-2, – уточняет историк. – Именно штаб определял места строительства аэродромов. Учитывалась удаленность баз от линии фронта, трудности полетов, размах и плотность партизанского движения, его значение для конкретного географического региона. Более того, в помощь лесным формированиям разработана специальная «Инструкция выбора посадочных площадок для самолетов» с иллюстрациями. К концу года на оккупированной территории республики действовало 8 партизанских аэродромов и 9 площадок для выброски груза. Помощь по воздуху принимают бригады Марченко, Заслонова, Шмырева, Мельникова. Авиация в первую очередь использовалась для заброски вооружения и взрывчатки, в меньшей степени – медикаментов. В 1942-м провиант по воздуху не доставляют вообще. Позже – в основном соль и табак. К примеру, за март 1943-го партизанской бригаде Мельникова сбросили по воздуху 285 кг соли, Флегонтова – 65 кг, Воронянского – 35 кг, Захарова – 10 кг, Данукалова – 10 кг.

В августе 1942 года ЦК КП(б)Б и Центральный штаб партизанского движения разработали и разослали директивы командирам отрядов и методички подготовки к боевым действиям зимой и создания для этого материальной базы. Основные задачи: заготовка продовольствия, сбор теплой одежды, организация складов в местах, недоступных противнику, портновских и сапожных мастерских.

Месяцем позже на совещание с Центральным штабом партизанского движения в Москву доставлен командный состав отрядов Витебской, Могилевской, Минской и Гомельской областей. Тема та же – подготовка к зиме.

Через штаб распределялись еще и продуктовые посылки, которые граждане СССР в тылу собирали специально для партизан. В сохранившихся бумагах зафиксирован факт передачи от трудящихся Новосибирской области 20 июля 1942 года 4685 наборов продовольствия и обмундирования, которые стали основой формирования экспедиционно-транспортной базы отдела материально-технического обеспечения партизанского движения.

 

Трудности перевода

И все-таки снабжали всем необходимым и кормили участников движения сопротивления в основном местные жители.

В первые месяцы оккупации республики прятавшиеся в лесах военные и примкнувшие к ним получают пропитание в большинстве случаев от сочувствующих местных жителей, выступая в роли просителей. За еду платят деньги или пишут расписки, обязуясь кормильцев отблагодарить. Однако по решению партизанского командования от расписок вскоре пришлось отказаться из-за репрессий, применяемых оккупационной администрацией к крестьянским семьям в случае обнаружения подобных «артефактов».

Позже в партизанских формированиях (бригадах или отрядах) появляются должности начальника хозяйственной части или службы, в обязанности которого входили в том числе заготовка, хранение, учет и использование продуктов питания. Непосредственно сбором продуктов по деревням занимаются хозяйственные команды или взводы.

– В наградных документах на начальников хозяйственных служб можно найти любопытные подробности. Например, начальник хозчасти партизанского отряда имени Лапенко (Россонский район) «за время боев беспрерывно обеспечивал отряд продуктами питания, доставкой горячей пищи непосредственно на поле боя». Или вот хозяйственник отряда КИМ бригады имени ВЛКСМ Александр Гуров «будучи на должности начальника хозяйственной части отряда бесперебойно обеспечивал личный состав отряда продуктами питания, а также обмундированием и обувью… Несмотря на тяжелое условие экспедиции и блокировки противником мест, где находились партизанские отряды и бригады, т. Гуров А.В. сумел обеспечивать отряд продовольствием. Этим самым поднимал дух бойцов и командиров…», – продолжаем разговор со Святославом Кулинком.

Причем деревни и районы, в которых столовались партизанские формирования были четко поделены. Это позволяло контролировать количество и оборот продовольствия и более-менее равномерно распределять нагрузку на домохозяйства. За порядком и соблюдением правил сбора продуктов у населения следили комендантские взводы и патрули – преимущественно защищали «район кормления» от чужаков из соседних зон и районов, хотя такие вылазки на Витебщине в годы оккупации случались регулярно.

В архивах сохранился приказ по 1-й Белорусской партизанской бригаде от 14 апреля 1942 года: «Продукты и фураж в районе расквартирования отрядов производить только организованным путем в масштабе роты. На все взятые излишние продукты и фураж выдавать соответствующие документы с указанием для кого и сколько каких продуктов взято. Нормы мяса считать 200 гр. в сутки. Хлеба печеного – 800 гр.».

Объемы поставок либо доводили до каждого двора, либо собирали централизованно через колхозы, которые действовали в партизанских зонах. Например, обеспечением зерновыми отряда имени Курмелева в определенных объемах и четкие сроки занимались 8 колхозов, которые получали взамен подтверждающие факт поставки квитанции. Аналогичная практика использовалась и в партизанском отряде Райцева.

Вне партизанских зон формы заготовок продуктов имели более спонтанный характер. В первую очередь хозяйственные операции проводились на хуторах и в деревнях вблизи немецких гарнизонов. С этой целью создавались специальные боевые группы. В одном из приказов 3-й Белорусской бригады, в частности, говорится: «Нами дано указание отрядам в первую очередь брать хлеб и мясо под носом у немцев, даже с оружием в руках!».

А вот фрагмент из исторических документов партизанской бригады имени ВЛКСМ: «В основном бригада питалась за счет населения. Заготовки проводились путем госпоставок, которые собирали партизаны, специально выделенные для этого во главе с хозработниками отряда или бригады. Кроме этого, проводились так называемые хозяйственные операции вне зоны. На это выделялись группа, взвод или отделение во главе с их командирами и начальниками хозчасти, которые подходили ближе к гарнизонам, т.е. в деревни, контролируемые немцами, где проводили сбор хлеба (ржи), жиров, скота и т.д. Скот брался в основном у работников немцев, или сочувствующих… Также заготовлялся хлеб и корм из гарнизонов противника во время их разгрома. В основном базы создавались хлебные и овощные.

Среднедневной рацион на отдыхе: на командира мяса 350–400 гр., на бойца – 250–300 гр., хлеба – 1000 гр., картофеля – 700–800 гр. В боевой обстановке: на командира мяса – 400–500 гр., на бойца – 300–400 гр, хлеба, картошки без нормы… Раненые обеспечивались жирами, яйцами и молочными продуктами в достаточном количестве».

 

Экономия и бережливость

Не менее интересен процесс подготовки партизанских формирований к зиме. Как правило, в конце лета все начинали заготовку продуктов и фуража впрок. Например, командир Полоцкой партизанской зоны комбриг Марченко в августе 1942 года издал специальный указ о подготовке партизанских формирований к холодам: «Уборочная кампания контролируемых нами районов заканчивается. Хлеб, собираемый нами и населением, прячем в скрытые базы».

В политдонесении 3-й Белорусской партизанской бригады в сентябре 1942 года содержатся такие факты: «Большая работа проводилась партизанской бригадой по вопросу уборки урожая. Во всех деревнях, контролируемых партизанами, выделены старшие деревень, которые проводят все указания партизан. Уборка озимых закончена, приступили к уборке яровых, урожай убирают в большинстве общественным порядком, что ускоряет уборку… Нужно отметить, что население работает дружно и дружно прячет зерно в лесах от немцев, а сейчас идет подготовка к севу».

Подводя итог подготовительным мероприятиям, руководство отмечает: «Все отряды живут в лагерях, причем лагеря капитальные (это настоящие новые города с улицами – амбарами, конюшнями, столовыми, общежитиями, жильем), так что если придется оставлять, то просто жалко… С продовольствием пока перебоев нет, на питание народ не обижается, нормы вполне достаточные, а именно: хлеб – 600 гр., картофель – 2 кг, мясо – 250 гр., крупы – 200 гр. Плохо только с солью, но кое-как выходим и с этим вопросом».

Представитель 1-й Белорусской бригады в беседе с работником штаба партизанского движения в конце декабря 1942 года сообщает: «Мы обеспечены полностью продуктами питания, в основном хлебом и мясом. Скот есть у нас, раздали его жителям под расписку, что в случае необходимости мы можем беспрепятственно их взять: имеются свиньи и овцы. Хлебная база наша спрятана в лесу, замаскирована и из хлебных своих складов мы еще ни одного грамма не брали и думаем продержаться до февраля, не трогая эти запасы. Хлебный запас у нас рассчитан на круглый год».

По окончании сбора урожая партизанские отряды его часть направляли в распоряжение бригады. Так создавался запас продуктов на случай непредвиденных обстоятельств. Например, 15 января 1943 года в 1-й Белорусской партизанской бригаде был издан приказ, по которому отряды должны были сдать на ее склад 107 кг муки, 30 кг мяса, 16 кг крупы и 3 кг соли.

Для хранения урожая в лесах создавались специальные хранилища и склады, о которых знало только руководство и хозяйственники. Склады хорошо утеплялись и маскировались, что позволяло обеспечивать сохранность продуктов.

Конечно, в условиях зимы контроль за расходом продовольствия, его экономия усиливались. В ноябре 1942 года руководство партизанской бригады Шмырева требовало от хозяйственных работников «провести полный переучет имеющегося хлебного фонда и других видов продуктов…, проверить лично место хранения такового, составить схемы мест хранения и сведения о количестве заготовленного хлеба…, завести учет и отчетность продуктов питания. Периодически производить проверку записей в отчетности». Командиры дополнительно разъясняли личному составу отрядов важность бережливого и экономного расходования еды.


***

К началу 1943 года, по данным Белорусского штаба партизанского движения, лесные отряды контролировали около 50 тыс. кв. км, а надежно удерживали – более 15 тыс. К 1 января 1944-го партизанская зона увеличилась до 108 тыс. кв. км, 63% территории БССР. Причем 37 тыс. кв. км были полностью освобождены от немцев.

Всего в годы войны создано более 20 крупных партизанских зон, среди них в Витебской области: Борисово-Бегомльская, Полоцко-Лепельская, Ушачская, Суражская, Россоно-Освейская и другие. На территории партизанских зон восстанавливались и действовали советские органы власти и законы.

Например, Ушачская зона контролировала 3245 кв. км, включая полностью Ушачский, основную часть Плисского, а также Лепельского, Бегомльского, Бешенковичского и Полоцкого районов. Освобождены 1220 населенных пунктов более чем с 73,5 тыс. жителей, преимущественно женщинами – 55 131.

Крестьяне вели привычный образ жизни, содержали более 13 800 голов крупного рогатого скота, 5212 лошадей, 18 000 свиней, 28 000 овец. Из промышленных предприятий района – 6 мельниц с пропускной способностью до 25 тыс. кг помола в сутки, чем вполне удовлетворялась потребность партизан и местного населения. Также работали два скипидарно-дегтярных завода, одно гончарное производство, 30 кузнечно-кожевенных. Шесть крупных рыболовных артелей вылавливали сотни тонн рыбы, что стало большим подспорьем в питании партизанских соединений. На территории Суражской зоны в местечке Пудоть действовали маслозавод, мельница, пекарня и другие небольшие перерабатывающие предприятия, которые снабжали местное население и партизанские отряды.

– Причем, как правило, хозяйственные службы вели учет отпуска продовольствия – для получения продуктов отрядам выдавали наряд на конкретное предприятие. В архивных документах сохранился наряд партизанскому отряду Большакова, выданный в июне 1942 года на получение 35 кг масла с Запольского завода, – отмечает эксперт.

Хорошее продовольственное обеспечение партизанских формирований стало одним из основных факторов, влияющих на количественный рост и боеспособность народных мстителей. Но на территории БССР, помимо описанных проблем и нюансов, существовали еще и региональные различия в вопросах продобеспечения партизан, но эта тема требует более глубокого комплексного изучения.