• Инфляция в сентябре
    0,8%
  • Ставка рефинансирования
    10%
  • Базовая величина
    24,5 руб.
  • Арендная величина
    16,11 руб.
Главная / Макроэкономика
14.11.2018

Как не стать банкротом

Во всем мире институт банкротства является действенным регулятором экономики. Этот механизм позволяет реанимировать нерентабельные и устаревшие производства, ликвидировать организации, которые давно не ведут хозяйственную деятельность, но не могут самостоятельно рассчитаться по долгам. На смену им приходят более востребованные и модернизированные предприятия. В то же время банкротство используется субъектами хозяйствования для финансового оздоровления, то есть восстановления своей платежеспособности и эффективной работы.

В зарубежной практике финансовое оздоровление происходит главным образом за счет ликвидации и прихода нового собственника. В Беларуси тоже есть такие примеры. Однако отечественные предприятия при применении процедуры санации все же нацелены на эффективное использование внутренних ресурсов, оптимизацию издержек производства, чтобы в результате выйти на положительный финансовый результат. Что действительно присуще нашей модели банкротства (независимо, санация это или ликвидация) – защита интересов граждан и государства при сохранении баланса интересов всех кредиторов путем выстраивания очередности погашения их требований.

Сегодня в применении механизма банкротства в Беларуси нет острых нерешенных проблем. В то же время, по словам экспертов, порой процедуры неоправданно затянуты как управляющими, так и кредиторами, есть некоторая волокита. В нынешнее время, когда бизнес очень мобилен и динамичен, – это непозволительная роскошь. Процедура банкротства, с одной стороны, должна играть роль очищения предпринимательской среды от всего неэффективного, а с другой – не препятствовать развитию предпринимательства.

Изменения в белорусском законодательстве призваны сократить срок проведения процедуры банкротства, повысить роль и ответственность управляющих и кредиторов и в целом сделать этот механизм более эффективным.



НОВЫЙ ЗАКОН НАПРАВЛЕН НА СОКРАЩЕНИЕ СРОКОВ
И ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА,
В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ЗА СЧЕТ АВТОМАТИЗАЦИИ ПРОЦЕССОВ



Законопроект «О несостоятельности и банкротстве» разработан еще в 2016 году. Отдельные подходы, заложенные два года назад, сегодня утратили актуальность. В последнее время в стране произошли серьезные реформы, направленные на минимизацию вмешательства государства в экономическую деятельность субъекта хозяйствования при повышении личной ответственности его руководителя, упрощение условий ведения предпринимательской деятельности и исключение излишних требований, предъявляемых к бизнесу, принят Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Это породило необходимость концептуальной переработки законопроекта. Сегодня этим занимается не только Министерство экономики, но и Верховный Суд, который сформулировал свои принципиальные замечания по этому поводу и направил их в правительство. На данный момент заинтересованные стороны пришли к единому мнению, в каком виде должен быть представлен этот законопроект.

Новый закон направлен на сокращение сроков и повышение эффективности процедур банкротства, в первую очередь за счет автоматизации процессов. В свое время был создан Единый государственныйреестр сведений о банкротстве bankrot.gov.by, где публикуется информация о каждой процедуре несостоятельности (о должнике, кредиторах и другое). В перспективе в этом электронном реестре найдут отражение все сведения по делам о банкротстве. Таким образом, кредиторы, суды, госорганы будут обладать полной информацией по конкретному делу.

По статистике, подавляющее количество дел об экономической несостоятельности (банкротстве) возбуждается в отношении субъектов хозяйствования без имущества. Например, по итогам 2017 года было возбуждено 2044 дела об экономической несостоятельности, из них 1569 – без имущества. Дела, когда имущества недостаточно, чтобы рассчитаться с кредиторами, а порой даже оплатить судебные расходы, все равно рассматриваются. С одной стороны, это оправданно, поскольку поддерживает порядок. Субъекты хозяйствования понимают: если бизнес развалился, будут предприняты все усилия по обнаружению имущества и максимальному расчету с кредиторами. Фактически эта миссия сегодня лежит на государстве.


 

ПОДАВЛЯЮЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО ДЕЛ О БАНКРОТСТВЕ
ВОЗБУЖДАЕТСЯ В ОТНОШЕНИИ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ БЕЗ ИМУЩЕСТВА

 


«Необходимо следовать международной практике и отказываться от дел без имущества. Дело должно рассматриваться только тогда, когда достаточно имущества для обеспечения хотя бы самого судебного процесса», – считает директор Департамента по санации и банкротству Минэкономики Александр Мирониченко.

По его словам, бизнес и кредиторы обязаны понимать свою ответственность, в том числе перед бюджетом. Если должник не уделял необходимого внимания развитию своего предприятия, не обеспечил расчет с кредиторами, а те не отслеживали финансовое положение своего должника (это аксиома, что по долгам необходимо платить), все последующие расходы должны быть обеспечены за счет одной или второй стороны. В противном случае ликвидацию организации необходимо проводить по упрощенной процедуре.

Еще один важнейший аспект, на котором была сконцентрирована работа при подготовке законопроекта, – своевременность применения процедур банкротства. По словам антикризисного управляющего Сергея Пинчука, бизнес, как правило, заходит в процедуру экономической несостоятельности, когда уже поздно. Менеджмент, собственники до последнего используют все доступные им механизмы, откладывая тот момент, когда придется обращаться в экономический суд. Когда приходит понимание, что санация может стать последним шансом на финансовое оздоровление, как говорится, пациент скорее мертв. Чтобы возобновить производство, а также наработать средства на погашение старых долгов, 30 месяцев, установленных законодательством, недостаточно. Это очень короткий срок для погашения больших долгов. А с маленькими долгами в процедуру санации не заходят.

– В большинстве случаев в сроки, предусмотренные законом, мы не укладываемся. Законодательством предусмотрен механизм, когда комиссии при органах власти оценивают результативность процедуры санации. В случае положительных перспектив они могут ходатайствовать перед правительством о продлении процедуры санации на срок до 5 лет. За это время предприятие должно выйти из процедуры экономической несостоятельности, рассчитавшись по своим долгам, – рассказал Сергей Пинчук.

Законодательство Беларуси действительно содержит достаточно жесткие финансовые показатели, которые являются основанием для возбуждения процедур банкротства. Но не всегда они берутся в расчет обоснованно. По словам Александра Мирониченко, более оправданно учитывать, платит ли субъект хозяйствования по долгам определенный период времени. Если нет, это основание для возбуждения процедуры экономической несостоятельности. Причем слово «несостоятельность» в том случае, когда предприятие самостоятельно не может рассчитаться со всеми кредиторами, более уместно, нежели «банкротство». Последний термин за рубежом чаще всего используют как более жесткий, связанный с криминальными действиями.

В законопроекте переработаны основания подачи должником заявления о своем банкротстве, чтобы субъекты хозяйствования обладали правом как можно более своевременно воспользоваться защитным механизмом, который предоставляет процедура банкротства. И, соответственно, получили более широкие возможности по сохранению бизнеса.



В БЕЛАРУСИ УМЕНЬШАЕТСЯ ЧИСЛО ПРЕДПРИЯТИЙ,
ОКАЗАВШИХСЯ В ПРОЦЕДУРЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ



В целом в Беларуси стало уменьшаться число предприятий, оказавшихся в процедуре несостоятельности. Если в течение 2013–2016 годов наблюдался рост количества субъектов хозяйствования, входящих в процедуру банкротства, то в 2017-м эта тенденция резко изменилась. За прошлый год возбуждено 2044 дела об экономической несостоятельности (банкротстве). Снижение по сравнению с 2016 годом составило 20%, достигнув показателя 2014 года. В первую очередь это произошло за счет организаций, которые по тем или иным причинам не могли самостоятельно ликвидироваться (в основном из-за отсутствия ликвидного имущества, за счет которого можно было бы погасить накопленные долги), – это так называемые отсутствующие и ликвидируемые должники.

В первом полугодии 2018 года сохранилась тенденция к уменьшению (на 26 %) количества поступивших в экономические суды заявлений об экономической несостоятельности (банкротстве) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. На 1 июля в производстве судов находилось 2471 дело об экономической несостоятельности (банкротстве), из которых на организации частной формы собственности приходилось 91,7% (2266 дел).

Полная версия статьи опубликована в журнале "Экономика Беларуси" №3(56)/2018